23:55 

«Сад человеческий», ч.2

MRF
Пейринг-Который-Нельзя-Называть










!ВНИМАНИЕ!
Это НЕ законченная работа. Только первые три главы. Продолжение будет обязательно в ближайшее время. Шапка заполнена для всего макси целиком, но под кат убраны пункты, не относящиеся к этим трём главам.

Сад человеческий

Автор: MRF
Бета: MRF
Размер: макси, главы 1-3 (~30К)
Пейринг/Персонажи: Марс|Рафаэлло, TYL!Сникерс, Пикник, Натс, Милки Вэй, Роше, Ронднуар, male!Гарден, Мандерли, Эсферо, Дирол, Орбит, Тик Так, упоминаются многие другие.
Категория: преслеш на фоне очень длинного джена
Жанр: экшн, роад-стори, приключения, драма, эпизодически хоррор, немного юста
Рейтинг: R, в нескольких эпизодах NC-21 за графичное описание мутаций и пыток пытки не в этих главах
Арты по мотивам: «The Flower of Carnage», «Не тронь», «Касаясь», «Путь к сердцу Рафаэлло лежит через...». За идею спасибо этим скетчам Sylenth.
Краткое содержание: Те, кому есть на что надеяться и нечего терять, — самые опасные люди на свете. © Эдмунд Бёрк
Примечание/Предупреждения:
1) Источником вдохновения послужила игра «The Last of Us», с ней имеется очень много общего. Тем не менее, это не кроссовер и не ретеллинг.
2) Зомби-постапокалипсис!АУ (хотя местные зомби — не обычные зомби), как следствие присутствуют кровь, кишки, человеческие мутации, каннибализм и жестокость.
3) А также мат и смерти персонажей (но их немного).
4) Няшные конфетки вышли покурить и не вернулись.
5) На самом деле всё не так плохо, есть даже немного юмора.
6) Для настроения перед прочтением рекомендуется послушать:


ГЛАВА 2. Старые друзья.
После ливня, пронёсшегося над городом прошлой ночью, по земле стелился плотный туман. Свинцовые тучи затянули небо окончательно и бесповоротно, как знак того, что осень неумолимо вступала в свои права. Земля под ногами была мокрой и скользкой; приходилось ступать осторожно, каждый шаг был чреват падением. Однако Марс упасть не боялся; в данный момент его заботили совсем другие проблемы: гораздо более существенные, чем шлепок о раскрошившийся асфальт. Причиной его беспокойства были доносившиеся до них издалека голоса.
— Мародёры, — процедил он, прижавшись спиной к потрескавшейся стене дома. Потянул пистолет из кобуры, одновременно заглядывая за угол.
— Обойдём? — тихо спросил Рафаэлло, держа наготове лук.
Они покинули Гринфилд только вчера, и вот пожалуйста, уже столкнулись с мародёрами – никем иным эти люди быть не могли. Марс бы предпочёл не видеться с ними как можно дольше, а лучше вообще никогда. Заражённых можно было предсказать, у них не было интеллекта и фантазии, они все действовали по одной и той же схеме с небольшими изменениями. А вот от людей можно было ждать любых неожиданностей. Они умели удивлять. И чаще всего в плохом смысле. Случившаяся с цивилизацией катастрофа вывернула людей наизнанку, вытащила наружу всю гниль, скрытую до этого относительно благопристойной оболочкой. Мародёрство же теперь было один из самых распространённых образов жизни. Мародёры, как правило, сбивались в не слишком большие банды и не все были откровенно агрессивны, в основном предпочитая обчищать брошенные и не очень жилища и трупы. Но мало какая группировка упустила бы хорошо экипированных «туристов», тем более всего двоих. По крайней мере, Марс бы на их месте себя обязательно пристукнул и тщательно обобрал.
Марс глянул на Рафаэлло недовольно, но попятился, отходя дальше от угла в тот проулок, из которого они вышли буквально минуту назад.
Лучше действительно было сделать крюк, чтобы не нарваться на эту банду. Рисковать и ввязываться в бой не хотелось. Жизнь-то всего одна.
Им удалось вернуться в переулок незамеченными, но Марс не спешил убирать пистолет, как и Раф не опускал лук. Свернули на какую-то узенькую улочку, заставленную давно брошенными машинами. Пробираться через них тихо было не очень простой задачей: стояли они как попало и очень близко друг к другу. Двадцать лет назад люди спасались бегством из городка, а теперь от той паники остались лишь кучи ржавой техники с разбитыми стёклами. Городок вымер.
Марс вскоре свернул с улочки в небольшой скверик, втиснутый на узкую площадку между тремя домами. Заросшие скамейки, расколотая чаша фонтана, в которой давным-давно не было воды — только торчала со дна почерневшая трубка да лежали сухие листья. Брусчатки из-за травы уже практически и не видно. И густо разросшиеся деревья — никто их не подстригал уже очень давно, поэтому ветви прорывались в разбитые окна соседних домов. Скоро листья пожелтеют окончательно и опадут, засыпят всё вокруг.
Раздался выстрел.
Марс мигом пригнулся за фонтаном, схватив Рафаэлло за волосы и впечатав носом в землю и его. Кто стрелял, откуда?! Рафаэлло, глухо выругавшись, вывернулся и осторожно высунулся из-за каменной чаши. И тотчас же шмыгнул обратно: выбоина от пули на камне осталась как раз на том месте, где только что была его голова. Что ж, в этом был свой плюс — по траектории полёта пули можно было понять примерное местоположение стрелка. Рафаэлло сменил лук на пистолет и только снял предохранитель, как Марс уже перемахнул через фонтан и рванул в ту сторону, откуда стреляли. Бежал не по прямой, зигзагами, но у Рафаэлло всё равно замерло сердце. А ну как подстрелят сейчас?!
Но нет, повезло: у прячущегося в кустах на краю сквера бандита закончились патроны в магазине, он не успел вставить в пистолет новый, как Марс уже налетел на него, сшиб на землю ударом колена. Хотел достать трубу, чтобы добить, но не успел, бандит тоже оказался не лыком шит, успел уклониться от удара и вернуть его. Только вот в силе он существенно проигрывал, да и в весе тоже. От удара под рёбра согнулся, чудом не рухнув на землю, а вот разогнуться уже не успел, Марс быстрым движением свернул ему шею. Рафаэлло, подойдя к ним, поморщился и отвернулся, глянув на тело. А Марс ни малейших угрызений совести не испытал, обшарил быстро карманы, ища что-нибудь ценное. Пистолет ему не понравился, а вот патроны забрал.
— Всё, уходим, — бросил он, быстро встав и бросившись вон из сквера.
Выстрелы мог кто-то услышать. Да наверняка услышали, они отошли от той группы мародёров всего ничего. Чёрт знает, почему этот бродил тут в одиночестве, оторвавшись от группы. Если бы не стрелял, было бы легче, можно было бы тихо разобраться.
Крики раздались совсем скоро и совсем рядом.
Марс чертыхнулся, ускорился, Рафаэлло не отставал. Как назло, свернуть было некуда: все двери и окна на первых этажах заколочены, а проходы между домами перекрыты баррикадами или запертыми воротами.
Голоса доносились уже из сквера.
— Тут туристы какие-то, по ходу!
— Суки, Чёрного грохнули!
— Чего замерли, здесь всего одна дорога, далеко не уйдут!
Марс скрипнул зубами, свернул в какой-то проулок. Там баррикада была поменьше и полуразрушенная, и им удалось перебраться через неё без особых проблем. Переулочек оказался косой, кривой, изгибался под немыслимыми углами и упирался в высокий забор из склёпанных железных листов. Чёрт, уже перекрыли и этот проход.
— Марс, — негромко позвал Рафаэлло и указал на разбитое окно третьего этажа. Марс глянул на него, на раздвижную пожарную лестницу рядом, прикинул высоту и нагнулся:
— Залезай.
Рафаэлло слегка округлил глаза, но удивляться было некогда; он быстро взобрался на плечи Марса и тут же едва не свалился, когда тот резко выпрямился, схватив его за колени. Восстановив равновесие, Раф схватился за перекладину и потянул её вниз. Однако чёртова лестница, которой, похоже, пользовались в последний раз несколько десятков лет назад, только лязгала и никак не хотела поддаваться.
— Какого хера ты там копаешься, — прошипел Марс, бросив нервный взгляд в сторону улицы, с которой они пришли. Голоса раздавались всё ближе.
— Заржавела, — тихо огрызнулся Рафаэлло и едва успел схватить наконец разъехавшуюся лестницу в воздухе, пока она не стукнулась с лязгом о землю. Такой грохот их бы точно выдал моментально. Не теряя времени, быстро перебрался с плеч Марса на неё, а оттуда — вверх и в окно. Лазать он умел лучше, чем драться, чего нельзя было сказать о Марсе — тот все эти акробатические упражнения терпеть не мог. Но никуда не денешься — в каменных джунглях нового времени приходилось перенимать навыки обезьян.
— Не светись в окнах и не шуми, — коротко велел Марс, слезая с подоконника на пол, и сам выбежал из комнаты, пригнувшись.
Нужно было запутать следы. Эти бандиты не местные, не из их зоны, всех «своих» Марс знал наперечёт. Значит, эти вряд ли так хорошо знают местность. Пусть посёлок и маленький, спальный; в основном здесь были коттеджи с небольшими участками вокруг. Только в центре, на площади и на паре коротких улиц, по одной из которых они пробегали, и были многоэтажные дома.
Они выскочили из дома с другой стороны через давно разбитое окно, оказались на лужайке. Когда-то здесь делали барбекю, вон в высокой траве валялся проржавевший мангал. Под старой яблоней стояла детская горка. Пластик на солнце выцвел, яркие цвета поблёкли. Рядом в траве валялся игрушечный робот с оторванной ногой. При виде него у Рафаэлло ёкнуло сердце, и тут же ушло в пятки, когда из-за дома послышался крик «Лестница! Лестница спущена, они внутри!».
Не было времени любоваться пейзажем. Марс метнулся к забору, перемахнул через него. Ограждение было невысоким — по пояс взрослому человеку, — но сплошным. Можно было спрятаться за него. Голоса преследователей уже раздавались внутри дома, бандюги обшаривали помещения, переговариваясь. Они нагнали их слишком быстро! Чёрт, если выглянут из окон второго этажа, то точно заметят, как они вдвоём прячутся за забором.
— Давай туда, — Рафаэлло потянул Марса за рукав, мотнул головой в сторону. Там стоял брошенный всеми автобус. Облупившаяся краска, выбитые стёкла. Но он мог послужить неплохим укрытием. Марс не стал говорить ни слова, пригибаясь, бросился к нему. Они вовремя успели спрятаться за него, один из бандитов как раз выглянул из окна, оглядывая лужайку.
— Чёрт, их тут не видно!
— Да не парься, найдём! Никуда эти твари не денутся.
Да-да, держите карман шире. Марс хмыкнул, отлип от автобуса, пробежал до соседнего дома, цыкнув на Рафа.
— Не отставай.
— Не дождёшься, — тихо фыркнул тот.
Они с большой осторожностью перебежали квартал, прячась за домами. Крики бандитов постепенно отдалялись всё больше. Ещё одна улица — и вот уже начался жилой район. Марс перешагнул через очередной чисто декоративный заборчик, ступив на лужайку перед весьма неплохим домом. Владельцы этого коттеджа устроили даже небольшой бассейн. Правда, вода в нём теперь была только на самом дне. Да и та скопилась из-за вчерашнего дождя. Некогда белая плитка, устилавшая дно и стенки, теперь потрескалась и покрылась почерневшей плесенью. К счастью, дверь дома была сорвана с петель. Они смогли беспрепятственно проникнуть внутрь, не привлекая к себе излишнего внимания. Ну хоть в чём-то повезло. Чем были удобны эти частные дома, так тем, что можно было спокойно пройти сквозь них, у всех было как минимум по два выхода, парадная дверь и дверь, ведущая на задний двор.
Владельцы этого дома явно были зажиточными. Дорогая мебель, позолоченные люстры, кафель… Правда, теперь никому это было не нужно. Всё, что раньше старались купить и на что копили деньги, теперь стояло никому не нужным и медленно разваливалось на части. После катастрофы система ценностей перевернулась с ног на голову. Дома, квартиры, мебель — всё обесценилось. Оружие, еда и средства первой необходимости — вот что было важно. Те, кто помнили мир до катастрофы, тяжело привыкали к новым законам выживания. Те, кто родились после катастрофы, с удивлением смотрели на остатки былого, не понимая: неужели люди действительно нуждались в этих тысячах вещей?
Рафаэлло рассеянно провёл пальцем по стекляшкам, свисающим с одного из светильников, вызывая тихий перезвон. Оглядел просторную гостиную — некогда уютная комната превратилась теперь в кучу поломанного пыльного хлама. Деревянной мебели почти не осталось, лишь обломки — должно быть, пустили на растопку. Под ногами хрустели обломки стекла и посуды, обои отслаивались от стен неровными лоскутами. Он попытался представить, каково было бы жить в таком доме в мирное время. Наверное, хорошо — столько места, каждый член семьи может жить в своей комнате и ещё останется. Можно спать на мягкой кровати, ходить за едой в магазин, а не на охоту и не бояться за свою жизнь каждую минуту. Он знал о жизни до вируса только по рассказам взрослых и выцветшим старым журналам, и она казалась ему волшебной сказкой.
Под ногой что-то звонко хрустнуло. Рафаэлло вздрогнул и посмотрел вниз, убрав ботинок с неизвестного предмета. Это оказалась фотография в треснувшей рамке. Женщина со светлыми волосами улыбалась в камеру, держа на руках маленькую девочку. Та радостно указывала пухлым пальцем в кадр и что-то кричала — даже зубы ещё не все прорезались. Наверное, жильцы этого дома. Интересно, где они теперь? Живы ли? В груди нарастала знакомая сдержанная тоска. Никаких нервов не хватило бы сопереживать каждому, кого коснулась катастрофа, — слишком их было много, достаточно было посмотреть на все эти пустые города, тысячи, миллионы брошенных квартир и домов. А ведь в каждой из них когда-то жили люди. Не нужно было вообще думать об этом, он понимал, так и с ума сойти недолго. Но всё равно не мог ничего с собой поделать.
Рафаэлло подобрал фотографию с пола, стряхнул с неё пыль и стеклянные осколки, положил на тумбочку. Пусть это всего лишь кусочек бумаги в рамке, но он хранит чьи-то счастливые воспоминания о днях, когда мир был гораздо правильнее, чем сейчас. И не должны они валяться под ногами, как ненужный мусор.
— Эй, пацан, ты где застрял? — послышался из соседней комнаты сердитый голос Марса, и Рафаэлло поспешил к нему.
— Шнурок развязался, иду.
Марс глянул на него недовольно и отвернулся, снова угрюмо замолчал. А Рафаэлло задумчиво изучал взглядом широкую спину. Интересно, а Марс задумывался об этом хотя бы иногда, проходя по вот таким брошенным домам? Глядя на то, как жалобно хрустнула под его ботинком пластиковая лошадка, Раф тихо вздохнул. Вот уж вряд ли. Хотя делать поспешные выводы он никогда не любил. Особенно о людях.

ххх


Неприятность поджидала в третьем по счёту доме. Марс слегка расслабился, посчитав, что от погони они оторвались, и это стало большой ошибкой. Он забежал в дом первым и сразу же направился к чёрному входу, вышел, не дожидаясь Рафаэлло. И едва не упёрся лбом в дуло пистолета; совершеннейшим чудом отклонился в сторону и пригнулся — шестое чувство, не иначе. И вовремя — затаившийся у дверного косяка бандит в тот же момент выстрелил, целясь в голову. Дурак, надо было стрелять в корпус, а добивать уже потом. Пуля ушла в молоко. Второй раз он уже прицелиться не успел — сам получил пулю от Марса. Он ещё успел заметить удивлённое выражение лица бандита, прежде чем тот рухнул на землю, а потом в голове взорвался фейерверк. Мир качнулся и подёрнулся алой пеленой. Пистолет отлетел куда-то в сторону, а горло сдавили чужие руки. Чёртов ублюдок был не один. Бандит, только что огревший его по голове тяжёлой доской — спасибо, что без гвоздей попалась, — навалился на него сверху, прижимая своим весом к земле, и душил. Марс безрезультатно пытался его скинуть с себя. Он ещё не отошёл от удара по голове, координация никакая. А мерзавец оказался на редкость тяжёлым. И дыхания уже катастрофически не хватало. Он уже ничего не слышал кроме буханья крови в ушах. Кажется, где-то бесконечно далеко раздалась пара хлопков — опять кто-то стрелял? Перед глазами плавали чёрные точки, с каждым мгновением становясь всё больше и больше. А он скрёб руками по асфальту, обламывая ногти, пытался упереться, чтобы скинуть с себя бандита. Но никак не получалось. И пистолета нет, и…
Чужие руки на горле вдруг разжались, и давящая на него тяжесть пропала. Бандит завалился куда-то вбок. А Марс надрывно закашлялся, пытаясь вдохнуть кислород. Лёгкие жгло огнём, а сердце, казалось, вот-вот выскочит из грудной клетки, проломив рёбра.
— Марс! Марс, ты как?
Плеча коснулась чужая ладонь. Он скорее рефлекторно сбил её с себя. А Рафаэлло заглядывал обеспокоенно в глаза, потянул его с земли. Марс мотнул головой, встал кое-как, оглядевшись и потирая затылок. Мразь, едва череп не проломил своей деревяшкой. Он перевёл взгляд на Рафаэлло.
У пацана на щеке ссадина и губа разбита, и глаза как плошки на пол-лица. Похоже, тоже не скучал. А в руке камень сжимает. И руки дрожат.
Марс тряхнул головой, приходя в себя, быстро нагнулся, подобрав с земли свой пистолет, вогнал бандиту пулю в голову. На всякий случай. Рафаэлло, глядя на это, только вздрогнул, выронив камень; в глазах плескался откровенный страх. Как Марс и думал, он ещё ни разу не убивал людей. На него накатил очередной приступ злости — на всё подряд, — и сдержаться он не мог.
— Кто тебя просил вмешиваться?!
Глаза Рафаэлло стали ещё больше, и Марс с трудом подавил желание заехать ему по роже. Чёртов сопляк, да он же ещё совсем ребёнок. Похоже, удар по голове поставил мозги на место, и Марс в полной мере осознал, что нанялся работать нянькой для совсем зелёного мальчишки. Не то чтобы у него был выбор — в памяти всплыл весело полыхающий заросший склад, — но это почему-то ничуть не успокаивало.
— Но он… Я же… — Рафаэлло наконец взял себя в руки и нахмурился. — Вообще-то если бы не я…
— Заткнись и не лезь больше, когда тебя не просят, — рявкнул Марс и отопнул в сторону булыжник.
— Хорошо, в следующий раз буду просто стоять и смотреть, как тебя убивают, — вспылил Рафаэлло, сжав кулаки. — Неужели так сложно просто…
— Уходить надо, — резко прервал его речь Марс и, не дожидаясь ответа, рванул в сторону дома напротив. Рафаэлло поджал губы, но поспешил за ним, стараясь не смотреть на трупы — в горле сразу вставал кислый комок.

ххх


— Фух, ну теперь точно оторвались, — облегчённо выдохнул Рафаэлло, присев на обломки столика в чьей-то разрушенной гостиной и переводя дух.
— Теперь придётся возвращаться, дали слишком большой крюк не в ту сторону, — проворчал Марс, оглядевшись. Сунул пистолет обратно в кобуру.
Они пробегали от мародёров несколько часов: на редкость упёртые ребята попались. Видимо, хотели отомстить за своих — как-никак, Марс уложил троих и Рафаэлло вырубил одного. Без этой гонки преследования они бы уже выбрались из городка и ушли дальше по шоссе, а так...
— Похоже, заночевать тут придётся, — протянул Раф, кивнув на заходящее солнце, прекрасно видное через пролом в стене. В углах и глубинах дома уже сгущались тени, и все предметы казались окрашенными в багровый цвет.
Марс поморщился, дёрнул плечом.
— Ну тогда пошли, чего расселся? Выберем дом. Не в этом же корыте дырявом оставаться.
Рафаэлло, хмыкнув, встал, последовав за Марсом. Не удержался, спросил:
— А сам ты где жил до катастрофы? В доме или в квартире?
— Тебе какая разница? — довольно грубо поинтересовался Марс, покосившись на идущего за ним Рафаэлло. Тот неопределённо пожал плечами:
— Спросить нельзя?
— Нет, тебя это не касается, — отрезал Марс и отвернулся, показывая, что разговор окончен.
— Какая цаца, — пробормотал Рафаэлло себе под нос так, чтобы Марс его не услышал.
Тот уже не в первый раз на корню рубил попытки расспросить о своей прошлой жизни. А ведь интересно! Да и скучно тоже, что уж тут. Могли бы поговорить, какой от этого особый вред? Например, о времени до катастрофы — навскидку Раф бы дал Марсу лет сорок, а значит, он мог много интересного рассказать о том, как было раньше. Но — не рассказывал. Да он вообще практически не говорил, бука букой. Впрочем, Рафаэлло предупреждали, что у Марса характер не сахар, но чтобы настолько... Прямо не спроси ничего. Можно подумать, в этих сведениях могла содержаться какая-то сверхсекретная информация государственного значения. Ну в самом деле, что за бред? Нет, Рафаэлло, конечно, понимал желание не распространяться о своём прошлом — оно было ему знакомо. Но то касалось его жизни, а не каких-то общих разговоров о былом. Нелюдимость Марса казалась чрезмерной и странной.
— Тут заночуем, — прервал поток его размышлений Марс, заходя в один из домов. Тот сохранился лучше, чем соседние; по крайне мере, в нём все стены и крыша были целы, а большинство окон заколочены. Правда, именно из-за этого и стоило быть осторожней, вдруг его кто-то уже облюбовал?
К счастью, нет. Обшарив двор и весь дом и не найдя ни единого живого или ожившего существа (не считая вспугнутой во дворе облезлой кошки), Марс, удовлетворённо хмыкнув, расположился в одной из комнат на втором этаже. На второй этаж было так просто не взобраться — деревянная лестница прогнила и обвалилась, значит, заражённые не залезут. В кои-то веки удастся спокойно поспать. И поесть. Марс развёл небольшой костёр. На полу здесь был не паркет, а ковролин. Но за двадцать лет от него остались лишь какие-то жалкие лохмотья по углам, совсем не прикрывавшие железобетонную плиту. Можно было не бояться, что пол загорится и вспыхнет весь дом.
Рафаэлло устроился рядом с огнём, протянул к нему руки. Конец лета, ночи уже были прохладными, а огонь дарит тепло. Жалко только, что нельзя развести большой костёр — заметен слишком будет.
А Марс тем временем достал себе консервы, вскрыл ножом и поставил банку в огонь. Горяченькое есть приятней. Раф последовал его примеру. А пока еда грелась, пересчитал припасы у себя в рюкзаке. Не то чтобы густо. Надо будет выходить на охоту, как окажутся поближе к лесу, консервы придётся поберечь. К счастью, сейчас можно было разжиться фруктами, теми же яблоками, или грибами.
— Ты куда это собрался? — Марс покосился на поднявшегося Рафаэлло.
— Я быстро. Тут через несколько домов от этого яблони во дворе росли. Можно будет ранеток набрать, — ответил тот, натянув пониже рукава рубашки.
— Ну валяй, — Марс мигом потерял к нему всякий интерес. — Нашумишь или притащишь хвост — башку оторву.
Раф только фыркнул, отправился к выходу, прихватив с собой пистолет и небольшой холщовый мешочек.
Марс проводил его взглядом и снова уставился в огонь, на автомате потерев горло. Не пропадёт пацан, смог же двух бандитов вывести из строя. Пусть и не убивал. Марс помрачнел, наблюдая за танцем языков пламени. От этого сумасшедшего мира, где детям чуть ли не с пелёнок нужно было брать оружие и убивать, чтобы выжить, его тошнило.
Вернулся Рафаэлло быстро, буквально через полчаса, принеся с собой едва уловимый аромат яблок.
— Хочешь? — поинтересовался он, протянув Марсу несколько сочных ранеток. Может, ему и обидно было, что Марс его не то что не поблагодарил за спасение, а даже наорал, только вида он не показывал, мастерски притворяясь, что всё нормально.
— Сам ешь свою траву, — фыркнул тот.
— Ну, как хочешь, — пожал плечами Рафаэлло, устроился поудобнее, принявшись за еду. А уже поевший Марс завалился спать, положив голову на рюкзак и накрывшись курткой. Скоро уже придётся постоянно в ней ходить — листья стремительно желтеют, воздух стынет — а значит, осень совсем близко.
Костёр едва тлел. Рафаэлло кинул в него огрызок яблока. Появился крохотный язычок пламени, облизал черенок, стал больше, поедая огрызок. А Раф тихонечко вздохнул, кинув в костерок ещё несколько веток. На огонь можно было смотреть вечно, он успокаивал. И почему-то рядом с огнём он не чувствовал себя настолько одиноким. Отступало это постоянно преследующее его чувство. Не дышало ему в затылок, а отходило на несколько шагов, забивалось в тёмный угол, наблюдая оттуда. Пусть наблюдает… Раф шмыгнул носом, разгладил висящий на шее платок. Даже несмотря на гудящие ноги и очень насыщенный день, спать ему не хотелось. Может быть, переволновался.
Он поставил подбородок на колени, сев поближе к костру, покосился на Марса. Даже не поблагодарил. Непонятно из-за чего наорал. Ну и ладно, не больно-то и хотелось. Обидно, конечно, было где-то в глубине души... Но, если подумать, так действительно будет только лучше.
Марс спал неспокойно, ворочался, хмурился, бормотал себе что-то под нос. Что конкретно, было не разобрать, слишком уж тихо и совершенно неразборчиво. Да и не надо было разбирать, даже без слов было ясно, что ему снятся кошмары. Каждую ночь. Как и самому Рафаэлло. И почему-то эта мелочь как-то примиряла Рафа с дурным характером Марса. Словно тот факт, что он видит плохие сны, делал его более человечным. Ведь действительно отмороженных ублюдков не будут мучить кошмары. А его вот мучили. Показатель, наверное.

ххх


Дорога тянулась вперёд серо-зелёной лентой. Светило солнце, и для осени это был очень даже тёплый день. Идиллия, даже гербариев было не видно и не слышно. Впору было наслаждаться жизнью, только вот Марс внезапно остановился и очень внимательно огляделся, втягивая носом воздух. Как будто ищейка. Рафаэлло тоже затормозил, глянул на него растерянно и только собирался спросить, а в чём собственно дело, как Марс вдруг свернул с дороги в сторону, ускоряя шаг. Раф бросился за ним.
— Марс, что слу-…
— Заткнись, — оборвал его тот, перебегая от куста к кусту, от дерева к дереву, прячась за ними.
Раф насторожился, огляделся внимательней, но никого не было в поле зрения, так какого чёрта? Ни зомби же, ни людей, ничего такого…
Ветер донёс до него запах дыма. Едва уловимый, но, тем не менее, узнаваемый. Неужели рядом люди? Так вот почему Марс поспешил свернуть с дороги — не хотел никому попадаться на глаза. К тому же уровень дороги был выше уровня остального поля — на ней как на ладони. На поле, впрочем, их тоже можно было заметить — высокой растительности и деревьев было не так уж много. Вот Марс и торопился к лесополосе. Она тянулась параллельно дороге через пару десятков метров от неё. Жаль, что она была не особо широкой — всего четыре ряда посадок изначально. Сейчас-то уже то там, то здесь росли молодые деревца, нарушая чёткость линии посадки. Некому теперь было за этим следить и спиливать ненужное.
По дороге, конечно, идти было в разы удобней: её не перегораживали поваленные деревья, она не утопала в грязи и не представляла собой сплошное скопление ям. Рафаэлло пару раз чуть не упал прямо в грязь, Марс шёл слишком быстро, как будто на пожар торопился, казалось, вот-вот на бег перейдёт. Попробуй за ним поспей.
Дорога дальше ныряла в низину. Раньше здесь было сухо и стояла придорожная забегаловка и автозаправка. Автозаправка давно сгорела, остались лишь обугленные обломки стен, торчащие из болота. Да, действительно — каша из грязи и застоявшейся воды здесь уже превратилась в самое настоящее болото.
Рафаэлло поморщился, вытаскивая ноги из чавкающей жижи, от которой несло тиной и сероводородом. И лесополоса тут уже закончилась — деревья сгнили на корню, торчали теперь лишь редкие гнилушки без листьев. Никакого укрытия, как на ладони теперь. Марс, чертыхаясь себе под нос, выбрался обратно на дорогу. Та была не настолько затоплена, как всё остальное, идти можно.
Когда-то здесь была дамба, она перегораживала небольшую речку, не давая ей вливаться в низину, перенаправляя в другое русло. Но из-за отсутствия ухода дамбу давным-давно размыло, в результате часть вод скапливалась здесь. Настоящий рай для всяких лягушек и аистов.
Один как раз неспешно вышагивал среди камышей, время от времени наклоняясь и что-то поклёвывая. Белый, высокий, красивый. Рафаэлло впервые видел аиста так близко, аж затормозил ненадолго, чтобы посмотреть. Они в зонах и рядом с ними никогда не гнездились — слишком много людей. Злых и голодных, а тут такой кусок мяса. И даже не крыса какая-нибудь, а птица.
Раф, засмотревшись на аиста, сделал несколько шагов вперёд чисто по инерции и уткнулся в спину, точнее, рюкзак Марса. Тот опять остановился и напряжённо оглядывался. Потом достал пистолет. Раф сглотнул. Неужели их кто-то выследил? Уже?! По спине пробежал холодок. Может, для Марса постоянные драки и были привычны, а вот ему было страшно. К тому же эта неизвестность только больше пугала.
— Марс, — тихо позвал он, но тот только шикнул на него, жестом приказывая пригнуться.
Вдалеке хрустнула ветка. Вспорхнула с дерева на краю болота перепуганная птица. И Марс мигом пригнулся, прячась за камышами. А потом рванул вперёд, всё так же пригнувшись. И не зря, прогремел выстрел. Благо, пуля просвистела мимо. Марс пальнул в ответ, мигом рухнул на относительно сухой пятачок земли, прячась за кочкой. Раф упал чуть поодаль, спрятавшись за ржавой машиной. Она наполовину утонула в иле, но до сих пор служила каким-никаким укрытием.
Значит, не гербарий, а бандиты. Раф не мог сказать, кого опасался сильнее. К тому же это была его первая серьёзная стычка с вооружёнными людьми. Побег от мародёров недельной давности не в счёт. Он осторожно вытянул из кобуры пистолет, снял с предохранителя. Из лука в такой ситуации неудобно было стрелять. Даже жаль, его он любил больше, чем огнестрел, да и чувствовал себя с ним более надёжно, как ни странно.
Бандиты не спешили показываться. Пальнули ещё пару раз только. Ждали, пока жертвы сами из болота вылезут? Не хотели мараться в грязи?
Хотя в этом новом мире к грязи относились проще, чем раньше. Это раньше чуть что, так сразу мыться, мыть всё вокруг, а сейчас у большинства людей не было такой возможности.
Один бандит вскоре высунулся из-за дерева на окраине низины. Марс выглянул из-за кочки, выстрелил. Но промазал, а бандит оказался шустрым, быстро юркнул за торчавшую корягу. Та была массивной, вполне скрывала лежачего человека.
Марс раздражённо скрипнул зубами, оглянулся, проверяя, не зашёл ли кто с тыла. Но нет. Да и долго обходить бы было, низина была немаленькой, вытянутой в ширину. Это там, где дорога её пересекала, она была наименьшей. И они из-за этих чёртовых бандитов застряли, едва перейдя половину!
А бандиты, воодушевлённые примером первого, вскоре полезли из леса, шустро перебегали из-за деревьев к другим укрытиям. А Марс, что удивительно, не стрелял, наоборот внимательно присматривался к ним, а потом вдруг чертыхнулся и выпрыгнул из-за кочки, спрятав пистолет в кобуру и бросившись к ближайшему бандиту. Тот даже подняться не успел, как Марс мигом вбил его мощным ударом обратно в грязь.
Рафаэлло окончательно растерялся, перестав понимать, что происходит. И не выстрелишь тут — завязалась рукопашная, и он мог бы запросто попасть в Марса. К тому же нападение было каким-то… Очень странным. На него вообще не обращали внимания, мутузили Марса. Марс мутузил их в ответ. И все поубирали оружие, обходились исключительно кулаками. Было от чего прийти в растерянность. Это его старые знакомые, что ли?.. Но тогда какого чёрта?
— Эй! Ну всё, хорош!
Раф вздрогнул от окрика и оглянулся.
К ним приближался какой-то молодой мужчина в тёмно-фиолетовой лёгкой куртке. Короткие светлые волосы и волевой взгляд. Главарь этой шайки, что ли?
И точно — бандиты мигом оставили Марса в покое. Тот смачно сплюнул кровь из разбитой губы и смерил главаря презрительным взглядом.
— Вконец охуел, Пикник?
— Ну что ты, Марс, — усмехнулся тот, разведя руками. С учётом того, какой впечатляющий тесак он сжимал, это выглядело довольно пугающе. — У тебя всегда много полезного. Вдруг постарел и одряхлел за последние годы?
— Мечтай, — огрызнулся Марс.
Рафаэлло напряжённо переводил взгляд с одного на другого, не спеша убирать пистолет. Хоть эти двое, похоже, и знали друг драга, их отношения совершенно точно дружескими и хоть сколько-нибудь дружелюбными назвать было нельзя. Напряжение, висящее в воздухе, кажется, можно было резать ножом.
— Какого хрена ты тут делаешь? Не твоя территория.
— Расширяюсь, — усмехнулся Пикник, а потом скосил цепкий взгляд на Рафаэлло, подошедшего к Марсу поближе. — Смотрю, ты с напарником теперь ходишь?
— Рафаэлло не мой напарник, — отрезал Марс прежде, чем Раф успел открыть рот. — Зато твоего я что-то не вижу.
Взгляд Пикника потемнел и похолодел в одно мгновение так сильно, что Рафаэлло показалось, что их унесло в Антарктиду. Он глазом моргнуть не успел, как лезвие устрашающего мачете оказалось прямо рядом с горлом Марса, но тот и бровью не повёл.
— Я вижу, ты сменил свою биту на игрушку посерьёзней?..
— Зачем ты сюда припёрся, Марс? — отчеканил Пикник. — В последнюю нашу встречу я неясно дал понять, что не желаю видеть тебя на своей территории?
— Поговорить хочу, — заявил тот и, не вытерпев, оттолкнул опасное лезвие в сторону. — И убери от меня эту хрень, мы оба знаем, что ты этого не сделаешь.
Рафаэлло на секунду стало действительно страшно — судя по виду, Пикник был готов снести Марсу голову в ту же секунду. Однако ограничился лишь тем, что заехал рукоятью ему в челюсть — удар вышел серьёзный, и Марс от души выматерился, ощупав языком лишь чудом не вылетевшие зубы, и удержал Рафаэлло, который было снова вскинул пистолет, велев ему, как обычно, молчать и не дёргаться.
Пикник же водрузил мачете на плечо с невозмутимым видом; после удара царящее на полянке напряжение немного спало, и он предложил уже почти мирно:
— Пошли в лагерь, там и поговорим. Не хочу в тине по колено стоять.
Марс на это лишь закатил глаза, буркнув себе под нос что-то типа «чистоплюй», но не стал сопротивляться, пошёл следом, ощупывая челюсть. Рафаэлло, решительно ничего не понимающий, последовал за ним. Банда, состоящая преимущественно из молодых парней, шла за ними полукругом вроде бы совершенно непринуждённо, но что-то подсказывало Рафаэлло, что если они с Марсом сейчас попытались бы уйти, никто никуда бы их не отпустил.
— Марс, — шикнул он, дёрнув своего спутника за рукав. — Какого чёрта происходит?
— Старый знакомый, — вполголоса проворчал тот. — Молчи, всё под контролем.
Рафаэлло нахмурился, глянув на напряжённо-прямую спину идущего впереди Пикника, но больше вопросов не задавал. Не лучшее время для разговоров, и правда.
До лагеря идти пришлось не так уж долго. Выбрались из болота, прошли ещё несколько десятков метров и вышли на небольшую полянку. На ней горело два костра, между деревьями был растянут тент от дождя. Что-то вроде большой импровизированной палатки. Лагерь был небольшим, да и бандитов оказалось немного, так, человек десять вместе с главарём. Они довольно быстро и слаженно рассредоточились по поляне, занявшись каждый своими обязанностями.
Пикник присел у костра на корягу, кивком головы предложил и Марсу с Рафом упасть куда-нибудь.
— Ну и где он? — с места в карьер начал Марс, едва сев на бревно с противоположной стороны.
— Кто? — бдительно уточнил Пикник, с силой воткнув тесак в землю рядом с собой. Рафаэлло решил, что ему пока лучше и правда молчать — ни ситуации, ни отношений этих двоих он решительно не понимал. Зато у него было отчётливое чувство, что они играют со спичками на пороховой бочке. Точнее, играет-то Марс, у которого, кажется, атрофирован инстинкт самосохранения, а Раф пока просто сидит за компанию. Что вдвойне обидно — взлетишь вот так на воздух, без вины виноватый.
— Не строй из себя идиота, — поморщился Марс.
— Я что, мысли твои должен читать? — в голосе Пикника снова прорезались стальные нотки, но потом он так же неожиданно расслабился и махнул рукой.
— А впрочем, насрать. Сникерс на заводе осел, рядом с городом. Ну, тот, на востоке который.
Рафаэлло насторожился, услышав новое имя, а Марс не смог скрыть удивления:
— Он что? И давно?
— Да прилично уже. Ты вообще не в курсе, что ли? — насмешливо глянул на него Пикник, но быстро снова уставился на огонь. Похоже, он был… Раздосадован.
— И на этой почве вы разругались? — хмыкнул Марс, сощурившись и внимательно глядя на Пикника. А тот пожал плечами с деланным безразличием.
— Разошлись. Пошли разными путями. Хочется ему свою зону, пусть строит, старый дед, — Пикник, не сдержавшись, сплюнул прямо в костёр. Он злился, и злость эта была застарелой, копилась долгие годы внутри, не находя выхода. И от этого становилось только больнее. — Кто-то из наших остался с ним, кто-то со мной. Да мы давно уже не виделись, в общем-то...
— Босс!
Один из бандитов — с волосами, цвет которых Рафаэлло сходу даже определить не мог, — их вдруг прервал, потряс торжествующе жестяной банкой.
— Будешь?
— Не сегодня, — отмахнулся от него Пикник. Глянул на Марса вопросительно. А тот лишь скривился:
— Такой дрянью не балуюсь.
— А что это?.. — протянул Рафаэлло, подозрительно косясь на банку. Держащий её парень хитро сощурился и сунул банку ему прямо под нос:
— Попробовать хочешь?
Рафаэлло только успел заметить в ней что-то зелёно-бурое на дне, как Марс грубо дёрнул его в сторону за рукав, рыкнув:
— Скиттлз, свали нахер!
Парень с банкой только фыркнул, пошуршав её содержимым.
— Чего ты такой напряжённый, я просто предложил.
— Скит, мы на диете сегодня, — покачал головой Пикник. Скиттлз пожал плечами и вернулся к остальным.
— А что это? — спросил осторожно Рафаэлло, проводив его взглядом и потирая руку. Марс так схватил, что наверняка синяков понаставил.
— Марихуана, — безразлично ответил Пикник. Покосился на выражение лица Рафа и усмехнулся. — Ну да, в зоне такого не встретишь. Точнее, встретишь, но надо хорошо поискать. Военные за этим следят особенно тщательно. И контрабандисты не все так рискуют, правда, Марс?
— Потому что нехуй себя травить, — резко сказал тот. Кажется, он всё это сильно не одобрял, несмотря на то, что сам был тем ещё курильщиком. Хотя, курил только табак, ничего специфического.
— Будто ты не знаешь, как это бывает, — пожал плечами Пикник, подкинул несколько веток в костёр.
Рафаэлло проследил за ними взглядом. Он тоже видел, как это всё бывает. Тем, кто застал прошлую жизнь, очень сложно было приспособиться к новой. И те, кто не смог, если не погибали, пускались во все тяжкие. Алкоголь, наркотики, изнасилования… В этом новом мире женщин было куда меньше, чем мужчин. И такая простая и оттого более мерзкая причина: изнасиловал, а потом убил. Концы в воду, а правительству не до этого, кто осудит? У людей были куда более важные проблемы. Это сейчас правительство более-менее держало ситуацию под контролем, а раньше, хотя бы те же десять лет назад, хаоса и беззакония царило куда больше. Впрочем беззаконие и сейчас процветало.
Раф смотрел, как сидящие под тентом бандиты курили, веселясь. Как дрожали их руки, как блестели от предвкушения глаза, когда им в руки попадала жестяная банка. Как будто для них это было самым настоящим сокровищем. Впрочем, оно и было, оно дарило им новый, идеальный мир, где не было такого количества грязи во всех смыслах, где люди были похожи на людей. Рафаэлло передёрнуло и он отвёл взгляд. Похоже было, что ребята просто веселились, покуривая травку. Но он знал и таких, которые были готовы перерезать горло любому ради заветного порошка.
— Эй, если вы там опять до потери сознания накуритесь, я вам головы поотрываю! — прикрикнул на своих парней Пикник, видя, как те что-то слишком увлеклись кручением самокруток. Скиттлз понуро высыпал часть травы обратно в банку и закрыл её, отставив в сторону. Возразить никто не пытался — кажется, авторитет их главаря был непререкаем.
— Сникерс сейчас в вылазки не ходит? — нарушил повисшее молчание Марс, глянув на Пикника. Тот же поморщился и покачал головой.
— Не так уж чтобы часто, да и ненадолго. Так что больше шансов застать его на базе.
Марс кивнул и поднялся.
— В следующий раз пристрелю, попробуешь ограбить.
— Как скажешь, — ухмыльнулся Пикник, издевательски отдав честь.
А Марс поправил рюкзак и двинулся прочь от лагеря. Рафаэлло поспешил за ним, стараясь не оглядываться. Находиться среди наркоманов было… Ужасно. Да, Пикник вроде бы был нормальным, но Рафа сильно нервировали отношения между ним и Марсом. С них станется взять и прирезать друг друга. Будто бы они терпели друг друга только потому, что привыкли к этому и ещё не осознали, что могут запросто поубивать друг друга. Хоть не стреляли в спину и на том спасибо.
Рафаэлло вздохнул свободнее, когда лагерь бандитов пропал из виду, и украдкой покосился на Марса. Интересно, что это за Сникерс и зачем Марсу к нему? Тот, естественно, объяснять ничего не спешил, знай пёр себе напролом, мало обращая внимание на балласт в лице Рафаэлло.
Ну и пусть. Тем легче.





Баннер

Если захотите дать ссылку на выкладку...



Скачать фик одним документом Microsoft Word Скачать архив со всеми текстами .doc по отдельности





@темы: Внеконкурс, Команда Марс/Рафаэлло

Комментарии
2014-03-04 в 23:55 

MRF
Пейринг-Который-Нельзя-Называть

2014-03-04 в 23:55 

MRF
Пейринг-Который-Нельзя-Называть

2014-03-04 в 23:56 

MRF
Пейринг-Который-Нельзя-Называть

   

Assorti Winter Wars

главная