23:54 

«Сад человеческий», ч.1

MRF
Пейринг-Который-Нельзя-Называть










!ВНИМАНИЕ!
Это НЕ законченная работа. Только первые три главы. Продолжение будет обязательно в ближайшее время. Шапка заполнена для всего макси целиком, но под кат убраны пункты, не относящиеся к этим трём главам.

Сад человеческий

Автор: MRF
Бета: MRF
Размер: макси, главы 1-3 (~30К)
Пейринг/Персонажи: Марс|Рафаэлло, TYL!Сникерс, Пикник, Натс, Милки Вэй, Роше, Ронднуар, male!Гарден, Мандерли, Эсферо, Дирол, Орбит, Тик Так, упоминаются многие другие.
Категория: преслеш на фоне очень длинного джена
Жанр: экшн, роад-стори, приключения, драма, эпизодически хоррор, немного юста
Рейтинг: R, в нескольких эпизодах NC-21 за графичное описание мутаций и пыток пытки не в этих главах
Арты по мотивам: «The Flower of Carnage», «Не тронь», «Касаясь», «Путь к сердцу Рафаэлло лежит через...». За идею спасибо этим скетчам Sylenth.
Краткое содержание: Те, кому есть на что надеяться и нечего терять, — самые опасные люди на свете. © Эдмунд Бёрк
Примечание/Предупреждения:
1) Источником вдохновения послужила игра «The Last of Us», с ней имеется очень много общего. Тем не менее, это не кроссовер и не ретеллинг.
2) Зомби-постапокалипсис!АУ (хотя местные зомби — не обычные зомби), как следствие присутствуют кровь, кишки, человеческие мутации, каннибализм и жестокость.
3) А также мат и смерти персонажей (но их немного).
4) Няшные конфетки вышли покурить и не вернулись.
5) На самом деле всё не так плохо, есть даже немного юмора.
6) Для настроения перед прочтением рекомендуется послушать:


Пролог

ххх


Над головой не было ни облачка.
Такое небо бывает только весной — голубое и чистое, ясное, словно хрусталь. Воздух пропитан горьковатым запахом одуванчиков и свежескошенной травы. Тёплые лучи солнца греют кожу, напитывают энергией всё живое вокруг. В поле тишина и ни души на многие мили вокруг. Настоящая идиллия.
Только вот ему было не до неё.
От укуса распространялось жжение, как будто под кожей растекалась лава. Марс лихорадочно скрёб ногтями по ране, словно пытался выцарапать заразу, выскоблить вместе с кожей и мышцами, если понадобится. Да только было уже поздно.
Вирус уже попал в кровь и стремительно тёк вместе с ней по венам, захватывая весь организм. Как сорняк — стоит одному семечку попасть на поле, и вскоре оно всё зарастёт вредоносной травой. Перед глазами заметались цветные точки, виски начинало ломить, солнечный свет жёг веки расплавленным свинцом. Дьявол, только не это!
Марс сжал раскалывающуюся голову руками, согнулся в три погибели, уткнувшись лбом в землю. Ухо щекотал одуванчик. Он не выдержал, вырвал его, разорвал на мелкие кусочки, только летели во все стороны крохотные жёлтые лепестки. Просто выплеск беспомощной ярости. Он ничего не мог поделать с этой болью, ничего. Никто не мог, не было ни вакцины, ни лекарства. Оставалось одно средство. Только одно, но верное. Надёжный способ оборвать мучения навсегда. Он потянулся к поясу. Но пальцы не нащупали знакомой рукоятки за ремнём. Пистолет пропал.
Марс, похолодев, обшарил все карманы, но безуспешно. У него не было с собой оружия. Никакого. Пистолет растворился, не оставив и следа, крепление ножа пустовало. И ничего тяжёлого под рукой — ни трубы, ни арматуры, ни даже самой захудалой палки. Нет, нет, нет! Он не будет мучиться здесь долгие часы в ожидании конца, он… Марс огляделся, лихорадочно ища хоть что-нибудь, но ничего не было. Пустое ровное поле, заросшее одуванчиками, мягкая зелёная травка. Хоть бы один камень! Ничего, совсем ничего подходящего. А боль нарастала, слепила, мешая думать. Хотелось завыть, сжать голову руками, раздавить её, расплющить, сделать что угодно, лишь бы прекратить эту пытку. Он открыл рот, чтобы закричать, но горло не слушалось, и вместо вопля он издал лишь невнятный хрип.
Марс поднялся на ноги, пусть колени предательски тряслись. Надо было найти выход, сделать хоть что-нибудь. Далеко уйти не получилось — через несколько шагов колени подогнулись, и он снова рухнул на землю. Боль стала почти невыносимой, и он снова невнятно замычал. Зрение начало отказывать — контуры предметов расплывались, сочные цвета природы тускнели и темнели.
Но он не собирался сдаваться. Превратиться в одну из этих тварей? Никогда. Лучше умереть. Что он и собирался сделать. Существует столько способов уйти из жизни, неужели здесь не найдётся ничего, что сможет ему помочь? Камень — разбить голову, хоть захудалый прутик — поглубже воткнуть в глаз. Больно, долго. Но во сто крат лучше, чем это.
Он поднимался, делал пару шагов и падал вновь. Каждое падение отдавалось в голове фейерверком боли. Тело ломило. Немели пальцы. И в голове вместе с болью нарастало гудение — будто проводов, привычный некогда звук, теперь уже почти позабытый. Он даже не понял, удалось ли ему хотя бы закричать, — не слышал ничего, кроме этого неестественного гула. Кровь в венах раскалилась и загустела, жгла стенки сосудов, и те вспухали, выпирая из-под кожи, образуя чёткий узор, напоминающий корни растений.
Только, в отличие от обычных растений, эти предпочитали зеленеть в питательной мясной среде.
Кожа истончилась и расползалась под таким давлением, как бумажная. Из разбухших сосудов потянулись вверх тонкие ростки. Они смотрелись бы даже трогательно, если бы не были все в крови. Если бы не прорастали в живом теле. Да, он был всё ещё жив и мог насладиться ощущениями сполна. Почему мозгу нужно так много времени, чтобы отключиться? Почему он не может умереть быстро или хотя бы потерять сознание от боли? Марс попытался выдернуть противные ростки, но пальцы свело судорогой, не пошевелить. Нервная система уже почти отказала.
Он окончательно рухнул на землю, покатился по ней, приминая траву и цветы. Голова раскалывалась на части, в ней прорастало семя, пухло, давило на мозг, вминая его в стенки черепа, превращая в кашицу. Из носа потекла вязкая и тёмная кровь. А он не мог её даже вытереть, руки не слушались. Вздутые вены покрывались наростами и трескались, обнажая бледные листики. Так молодые деревья прорастают сквозь асфальт, разрывая его на части.
Он бы выл и кричал от боли, если бы горло не распухло и не перестало слушаться, наполнившись какой-то странной горькой жидкостью. Да и толку от криков? Здесь, в поле, он был один. Некому было прийти на помощь. Некому было избавить его от мучений.
Кровь текла из ушей и из глаз. В горле что-то росло, давило на трахею, мешая дышать. Оно набухало и толкалось вверх, натягивая кожу и сворачивая челюсти.
А потом скорлупка треснула, и семя наконец проросло: из глаз, ушей, рта полезли новые ростки и лепестки. Но их было много, слишком много, вылезли ещё не все, и оставшиеся давили на череп изнутри. А он задыхался и кричал от боли. Только всё было бесполезно, всё бесполезно. Череп треснул, сквозь трещины прорвались лепестки.
Распустился цветок. Среди развороченной головы цвёл одуванчик.

ГЛАВА 1. Карантинная зона №97.

ххх


Марс подскочил на диване. Мокрая от пота простыня противно липла к телу. Зубы стучали и руки тряслись как в лихорадке. Ещё не проснувшись толком, он полез под подушку и немного успокоился, только нащупав под ней уверенный холод рукояти ножа. Потом осторожно ощупал голову. Но та была в порядке. И вены на руках были нормальные, не вспухшие. И дышать ничто не мешало, не торчали из горла и глаз лепестки.
Сон, просто сон.
Марс мотнул головой, рухнул обратно на диван, резко выдохнув и надавив пальцами на глаза. Приступ ужаса прошёл, а вместе с ним и жар — пот остыл, стало холодно.
Потерев мокрый лоб, он спустил руку вниз, пошарил по полу. Помятая бумажная пачка, как назло, выскользнула из дрожащих пальцев под диван, пришлось свеситься самому, чтобы достать её. Курить хотелось до боли. Только вот сигарет, как оказалось, осталось чертовски мало. Марс раздосадованно поморщился, пересчитав — семь штук. Чёрт, ведь вроде бы и так экономил. Нужно где-то брать новые. Только где их сейчас найдёшь, конечно… Придётся опять самокрутки крутить. Рассыпной табак ещё можно достать.
Он вздохнул, обхватил губами фильтр, щёлкнул зажигалкой. И блаженно откинулся на спинку дивана, глубоко вдохнув. Дым приятно щекотал лёгкие, глубокие ритмичные вдохи успокаивали. После нескольких затяжек уже и пальцы не дрожали. По крайней мере их дрожь была не так сильно заметна. Марс облегчённо закрыл глаза, расслабляясь. Вот уже и сердце перестало колотиться как сумасшедшее. Хорошо.
Чёртов сон... В последнее время кошмары начали ему сниться с завидным постоянством. Впрочем, ничего удивительного, если вспомнить всё то, что он успел повидать за эти годы. Марс поморщился, мотнул головой. Не стоит об этом думать. По крайней мере, не сейчас. Что было, то прошло, нечего ворошить прошлое. Ни к чему хорошему это не приведёт. Марс затушил окурок об пол и, кряхтя, встал с дивана. Хватит валяться, дела не ждут.
Он повесил над горелкой чайник и, пока тот закипал, подтягивался, зацепившись за верхнюю планку дверного косяка. А потом выскреб остатки заварки из помятой жестяной банки, высыпал прямо в чайник. Нужно будет купить ещё, к счастью, на днях должна быть поставка. Да и запасы консервов неплохо бы пополнить. Как всегда, если заканчивается — то всё и сразу. Марс вскрыл ножом пару банок тушёнки, поставил на горелку, сняв с неё чайник. Пока мясо грелось, пересчитал свои запасы: пять банок бобов, три тушёнки и завалявшаяся под тумбочкой банка с овощами. Негусто. Зато был кулёчек кукурузной муки — редкость. Расплатились за партию ваты и бинтов. Тушёнка вскоре зашкворчала, Марс выключил горелку, отыскал более-менее чистую на вид ложку и устроился на подоконнике. Он всегда так завтракал, глядя на город. Не то чтобы он его не видел или было чем любоваться. Грязно, серо, убого. Полная разруха, не сравнить с прежней жизнью. Но всё равно лучше, чем пялиться в ободранную стену со следами тараканьих кишок.
Тушёнка вскоре закончилась. Марс поскрёб ещё немного по стенкам и выкинул банки в мусорное ведро. Облизал ложку, не утруждая себя её мытьём. Да и для этого нужно было идти к колонке за водой. Лень. Набегался за предыдущую вылазку за периметр, имеет право отдохнуть. Хотя... Марс покрутил ложку в пальцах и отправил метким броском в жестяной тазик для мытья. Нет, пока что отдыхать не время. Стоит проверить, что там с тайником, отсутствовал две недели, могли влезть. Да и неплохо бы уже в новое место переложить, не стоит испытывать удачу.
Покончив с утренними делами, Марс натянул рубашку, засунул нож в сапог и вышел из квартиры. Хлопнула видавшая виды входная дверь, щёлкнул замок. Квартире было не привыкать к отсутствию хозяина.
Погода оставляла желать лучшего. Над городом медленно, но верно сгущались тучи — вечером, похоже, будет дождь. Вовремя он вчера вернулся, вчера ещё вовсю светило солнце. На улице было как всегда немноголюдно, только в подворотне пинала импровизированный мяч из носка ребятня. Странно было смотреть на них, детей нового поколения. Сам Марс даже сейчас, двадцать лет спустя, всё ещё не мог до конца привыкнуть к новому миру. А кто-то смог. Люди всё так же встречались, влюблялись, даже заводили детей. Мысль об этом казалась ему дикой.
Городок, в котором он теперь обустроился, звался Гринфилд. Ещё до того, как превратился в Зону 97. Таких Гринфилдов на карте Соединённых Штатов было не счесть, и этот ничем не отличался от сотен других. Обычный сонный городишко, когда-то вполне процветающий. Теперь же... Что ж, цвести он действительно цвел. В буквальном смысле — большую часть города занимали растения и гербарии. Последних, впрочем, здесь было не так уж много, потому здесь и было разрешено обустроить Зону безопасности. Несколько наименее разрушенных районов на южной окраине города правительство вычистило, обнесло забором, поставило пару КПП и отряд военных на охрану — вот и получился типичный город нового времени. Единственная возможность для незаражённых чувствовать себя в относительной безопасности: соблюдай законы, работай, плати налоги и можешь не переживать, что какой-нибудь бегун перекусит тебе шею. Честный обмен.
Стены окружающих домов были сплошь заклеены листовками — старые ещё не успели до конца облезть, а поверх уж налепили новых. Сколько можно... Марс поморщился, проходя мимо плаката, призывающего молодых людей в правоохранительные структуры. Спасибо, в них он уже послужил и больше его туда не тянуло. Впахивать приходилось много. Даже чересчур много. Подохнуть можно в два счёта, а оплата мизерная. Не говоря уже о том, что военных он на дух не переносил.
— Эй, Марс! — в поле зрения слева появилась чумазая физиономия с растрёпанными белобрысыми волосами. Северов, с соседней улицы. И откуда только вылез, только что не было рядом.
— Чего тебе? — Марс скосил на него глаза, не замедляя шага. Четырнадцати нет, а шило уже...
— Хотел узнать, когда поставка будет.
— Тебе как всегда? — поинтересовался Марс, на что мальчишка торопливо кивнул. — Приходи завтра тогда. Оплата сразу.
— Хорошо, — вздохнул Северов. Жалко, что Марс никогда не хотел давать в рассрочку, но что поделать. По соотношению цена-качество найти кого-то лучше было очень трудно.
— Тогда жду, — подвёл итог Марс. Северов покивал и нырнул в какой-то переулок, скрывшись с глаз.
Больше никого из знакомых Марс на улице не встретил. Да и патрулей сегодня тоже было немного. Урожай все, что ли, собирать отправились, опять власти согнали всё население на огороды.
Только уличные торговцы никуда не делись со своих точек, всё так же сидели, рекламируя свой товар. Драли они втридорога, покупать что-либо у них было накладно. Но, тем не менее, покупали. В основном те, у кого не было выхода на контрабандистов, — а куда денешься. Военные же закрывали глаза на этот импровизированный рынок, пока получали с дохода свою долю. Катастрофы-не катастрофы, а некоторые вещи не меняются никогда.
Марс свернул в очередной проулок, огляделся по сторонам. Никого. Тогда он аккуратно сдвинул в сторону прикрывавший пролом в стене дома щит, пролез туда, задвинув доски на место. Дом был давно заброшен из-за обвалившихся стен; рано или поздно окончательно рухнет и, вероятно, прихватит на тот свет пару прохожих. Но никто не торопился его сносить и уж тем более реставрировать — не было ни техники, ни свободных рук. Разруха. Хотя уже далеко не такая, как двадцать или пятнадцать лет тому назад. По сравнению с тем, что творилось тогда, сейчас не жизнь, а рай земной.
Марс прошёл через полузасыпанные кирпичами и обломками комнаты, добрался до дальней стены дома. Там, в зарытом среди обломков металлическом контейнере и была одна из его нычек. Марс разгрёб кирпичи в стороны, открыл железную крышку. Даже сердце замерло — без оружия в этом мире никуда, оно ценилось на вес золота, как раньше говорили. В квартире огнестрел хранить было опасно, могли нагрянуть с обыском и арестовать. В жёсткой военной диктатуре были свои минусы, но, с другой стороны, в такое время только это и могло удержать в узде народ. Люди как звери — стоит чуть ослабить поводок и начинается хаос. Марс был с этим хорошо знаком.
Тайник оказался в порядке, верный «Глок» лежал на месте. Не самый мощный пистолет, зато лёгкий, удобный и надёжный. И обоймы - все три, как и должно быть - были на месте. Марс забрал оружие, оно ему сегодня пригодится, чтобы сходить на свой основной склад.
Тот находился уже за стенами зоны, на «дикой» территории города. Она реже и хуже контролировалась патрулями и, как следствие, там часто бродили гербарии, мародёры и бандиты. Но, как ни парадоксально, благодаря этому только там и было безопасно устраивать склад — правительство его точно не обнаружит и не конфискует. И не арестует самого Марса. А с контрабандистами у суда был разговор короткий — расстрел. Пулю в лоб или затылок, тут уж как повезёт, и на пустыре закопают. Ещё и сам же себе могилу рыть будешь. Сомнительное удовольствие.
Марс закрыл контейнер и завалил его кирпичами. Разровнял, словно здесь и не было ничего, и отряхнул руки. Теперь можно было возвращаться домой и ждать темноты. Ночью лезть на склад было гораздо безопаснее, даже несмотря на обилие патрулей. Комендантский час никто не отменял, но зато шанс нарваться на бегуна был куда меньше. В тёмное время суток они были не так активны: для жизнедеятельности им был необходим ультрафиолет.
А между встречей с военными и встречей с гербарием Марс бы выбрал военных. Даже при всей своей к ним нелюбви.

ххх


Собравшаяся за время его отсутствия паутина в углах уже потемнела от пыли. Сами пауки, похоже, уже давно передохли — ничего удивительного в таких условиях, впрочем. Марс поморщился и смахнул с потолка грязный клубок, стряхнул его в мусорное ведро.
До темноты оставалось переждать несколько часов. Сидеть без дела Марс ненавидел, а потому решил немного прибраться в квартире. Вынес мусор, подмёл, снял паутину с углов. Много времени уборка не заняла — не та площадь, чтобы долго возиться. Небольшая однокомнатная квартирка, из мебели только самое необходимое: стол, буржуйка, пара табуреток да диван. К стене прибито несколько полок, а рядом с дверью — крючки для одежды. Большего и не требовалось — в квартире Марс почти не бывал, постоянно в рейдах, а когда бывал, то многого ему не нужно было. И всё же по нынешним меркам он жил очень даже неплохо. Большинству людей приходилось довольствоваться жестяными трейлерами, а то и картонными коробками.
Покончив с уборкой, Марс занялся чисткой оружия — скоро уже можно было выдвигаться, и нужно было позаботиться о боеспособности пистолета. «Глок», конечно, неубиваем, но всё равно Марс предпочитал держать его в порядке. Да и разборка и чистка пистолета странным образом успокаивала и помогала привести в порядок мысли.
Марс как раз протёр и поставил на место затвор, когда раздался стук в дверь. Он нахмурился, быстро собрал пистолет, засунув под рубашку за пояс, рассовал обоймы по карманам и открыл дверь. На пороге стоял какой-то мальчишка, не из клиентов. Да и вообще не из жителей зоны — такого Марс, если бы раньше видел, запомнил. Слишком уж внешность у него была примечательная: белые волосы и красные глаза. Альбинос, что ли?
— Ты Марс, верно? — пацан не столько спрашивал, сколько утверждал. — Мне нужна твоя помощь.
— Прости, парень, благотворительностью не занимаюсь, — Марс уже было захлопнул дверь, но готовый к такому повороту мальчишка ловко подставил ботинок в проём и схватился за неё пальцами:
— Естественно, я заплачу. Дело очень важное.
Марс нахмурился, присмотревшись к нему повнимательней. На нищего бродягу парень похож не был — слишком чисто и аккуратно выглядел, пусть одежда и была уже явно поношенной. Следовательно, вполне возможно, ему действительно есть что предложить. С другой стороны, новые лица — это всегда риск, а ну как подставят ещё или сдадут. Откуда, кстати, он вообще про Марса узнал?
— Сделка выгодная, — настойчиво повторил тот.
Марс вздохнул, поморщился, но всё-таки профессиональное любопытство взяло верх, и он, окинув быстрым взглядом лестничную клетку, посторонился, пропуская незнакомца в квартиру. Закрыл дверь, прислонившись к ней спиной и скрестив руки на груди.
— Ну. Я слушаю.
Мальчишка откинул волосы со лба и решительно на него посмотрел.
— Мне нужно, чтобы ты отвёл меня в Спрингфилд.
Марс поднял бровь и фыркнул.
— У меня нет времени на шутки. Давай к делу, что ты там хотел?
— Это не шутка, — ответил тот, поджав губы. — Я абсолютно серьёзно.
— Ну, значит, ты просто псих, — хмыкнул Марс и взялся за дверную ручку. — Вали давай, с больными не общаюсь.
Парень нахмурился и вытащил из кармана стопку продовольственных карточек. Оценив её толщину, Марс даже помедлил с открыванием двери.
— Получишь треть авансом. Остальное — когда доберемся до места.
Марс, сощурившись, окинул взглядом карточки. Очень интересно, откуда пацан столько достал. В этой зоне, как и везде, деньги уже давным-давно потеряли цену. Теперь главной валютой были карточки на получение продовольствия. И то, что у этого сопляка их столько было… Чёрт, цена заманчивая, ничего не скажешь. Это почти год безбедного существования. А уж если их с умом вложить, так можно ещё и неплохо подзаработать.
Но идти чуть ли не на другой конец штата вот так, вдвоём и налегке — чистой воды самоубийство. Далеко, да и заражённых и мародёров никто не отменял. И если туда они ещё, может быть, как-нибудь и дойдут, то вот обратно Марс уже точно не доберётся. Удача имеет свойство заканчиваться. А дорога чертовски длинная и опасная.
— И откуда ты столько взял, интересно, — протянул Марс. — Если они не поддельные, конечно.
— Можешь проверить, — мальчишка перелистнул карточки, демонстрируя печати. — А откуда я их взял, тебя не касается. Ну что, согласен?
— Пацан, я что, похож на няньку? — поинтересовался Марс, с прищуром глянув на карточки. Вдруг нестерпимо захотелось курить. Уже сложно было думать без этого. Вот чёрт, а ведь почти бросил… — Найди себе более лёгкий способ самоубийства.
— Я знаю, что ты единственный из местных бывал там и знаешь дорогу, — продолжал гнуть своё мальчишка, попросту проигнорировав его слова. Вот ведь настырный какой. — А мне очень нужно туда попасть.
Марс раздражённо нахмурился, внимательней посмотрев на него. Парень как парень, не считая такой нестандартной внешности. Вроде не похож на сумасшедшего. Серые джинсы, вместительный рюкзак, хорошие кожаные ботинки. Вполне нормальная одежда, если бы не белая рубашка и красный платок на шее, который видно за версту. Сразу видно – дальше зоны носа не высовывал, иначе бы уже без него остался с таким одеянием. То ли пижон, то ли идиот. Впрочем, судя по просьбе, он склонялся ко второму варианту. Идиот с суицидальными наклонностями вдобавок.
Но вот что интересно — откуда он узнал всё про него? И ведь не брешет же, Марс действительно единственный из контрабандистов этой зоны бывал в тех районах. Какая падла слила информацию… Чёрт возьми, это может выйти ему боком.
— Со мной не будет много проблем, — торопливо сказал тот, видя, что Марс задумался. — Я могу за себя постоять.
Услышав это, Марс лишь насмешливо фыркнул.
— Конечно, если поднимешь что-то тяжелее вилки. Молокосос, ты за периметром бывал вообще?
— Бывал, — сжал губы в тонкую линию мальчишка. Врёт и не краснеет.
— Так я тебе и поверил, — отмахнулся Марс и распахнул дверь. — Давай-ка вали, у меня ещё дел по горло.
Тот, однако, не тронулся с места, в упор глядя на Марса и с силой сжав пухлую стопочку.
— Так просто отмахнёшься от такого количества? Я не буду обузой, можешь не сомневаться. Мне просто нужен проводник, знающий дорогу. Почему ты отказываешься? — спросил он с почти детской обидой.
— Потому что я не самоубийца и в здравом уме, — закатил глаза Марс. — А вот у тебя, — он постучал себя пальцем по виску, — с мозгами явно всё плохо.
— Я ведь не прошу о невозможном. Туда реально дойти, — настаивал парень. — Никто не знает дороги лучше тебя.
Реально, ага, держи карман шире. Вот же свалился дурной на его голову. С карточками этими своими, с информацией. Можно подумать, Марс бы согласился, если бы карточек было в два раза больше предложенного количества.
— Нет, пацан, катись-ка ты на все четыре стороны со своими карточками, — качнул головой Марс, указав на дверь. — Я не пойду на такое самоубийство. А ещё лучше возьми карту и сам чеши в свой город.
Мальчишка сжал кулаки, сверля Марса взглядом.
— Ты не хуже меня знаешь, что от карт нет никакого толку. Они старые, а за двадцать лет многое изменилось. Если бы они могли помочь, я бы точно не стал обращаться к тебе! — в голосе мальчишки прорезались нотки отчаяния. — Мне очень надо туда попасть. Правда. А ты кучу всего можешь приобрести на эти карточки. Неужели тебе это всё не нужно?!
— Трупу оно ни к чему, — отрезал Марс.
Да, карточек действительно было много, и лишними они не будут никогда. Лакомый кусочек. Но цена… Нет, уж лучше он как-нибудь выедет на своих запасах. Собственная шкура дороже. А Марс, в отличие от некоторых, действительно неплохо знал все дороги и пути, включая расположение бандитских лагерей, а потому представлял, какими проблемами обернётся вся эта затея.
Да и не то чтобы он сильно нуждался. В тайнике было припрятано столько всего, что на год можно залечь на дно и не беспокоиться. Да и вообще пора уже завязывать со всей этой контрабандой и мародёрством. Подкопить побольше и жить в своё удовольствие.
И пусть все катятся к чертям.
— Я не уйду до тех пор, пока ты не согласишься, — сжал челюсти мальчишка, упрямо сощурив глаза.
А Марс красноречиво качнул дверью и мотнул головой в сторону площадки.
— Не заставляй меня тебя вышвыривать. Хочешь сдохнуть — дохни в одиночестве, я в твои игры играть не собираюсь.
Тот дёрнулся, сморщился, но всё-таки вышел на лестничную клетку. Правда, спускаться никуда не собирался. Демонстративно бросил рюкзак на ступеньки, ведущие наверх, и прожёг Марса взглядом.
— Я не шучу. Я действительно не уйду, пока не согласишься!
— Да мне насрать, — отмахнулся от него Марс, запирая дверь на замок. — Сиди тут хоть до посинения.
И спустился по лестнице, спиной чувствуя чужой взгляд.

ххх


Небо было сплошь затянуто чёрными тучами, обещавшими скорый дождь. Ветер гонял мусор вдоль стен, и Марс, поморщившись, поднял воротник. Позднее лето, уже становится прохладно разгуливать в одной рубашке. Тем более когда солнце уже едва виднеется над горизонтом. Вечер, скоро объявят комендантский час. Самое время отправляться в тайник.
Нужно захватить вещей для завтрашних сделок и успеть вернуться до отбоя. А этот чокнутый пусть катится куда угодно. Ну и наглая пошла молодёжь. А знакомых надо будет потрясти, кто слил информацию этому сопляку. И донести до их сведения, что ею так просто не разбрасываются.
До отбоя еще оставалась пара часов, но улицы уже были пусты. Привлекать лишнее внимание Марс не хотел, так что идти пришлось осторожно, по переулкам и через заброшенные дома — там не наткнёшься на патруль. Спасибо «работе» — Марс все обходные пути знал как свои пять пальцев. Скоро можно будет ходить по ним с закрытыми глазами.
Склад находился в другой части города, около часа ходьбы. Успеть до дождя не вышло — первые капли настигли его уже на середине пути. Просто прекрасно, теперь все сорняки оживятся и выползут из своих нор. Что ж, хотя бы будут на виду.
Марс перелез через забор, быстро перебежал единственную функционирующую дорогу: по ней ездили машины патруля и фургоны с продовольствием и прочими товарами первой необходимости. Сейчас машин, конечно же, не было, но всё же считать ворон здесь было плохой идеей.
На той стороне дороги он юркнул в заброшенное и полуобвалившееся здание, пробежал по длинному коридору, вылез через окно. А там пришлось карабкаться вверх по скользкой металлической лестнице на крышу. Он находился недалеко от бывшего центра города, и дома здесь стояли едва ли не вплотную друг к другу: при должной сноровке можно было без проблем перепрыгнуть с одной крыши на другую. Внизу военные и заражённые, а тут безопасно, главное не шуметь и внимательно смотреть под ноги. А то поскользнёшься и прости-прощай.
Вдалеке сквозь шум дождя послышались приглушенные голоса, мелькнул свет нагрудных фонарей. Пригнувшись, Марс подполз к краю крыши и бросил быстрый взгляд вниз. Вот и патруль, недолго ждать пришлось. Затаившись, он переждал, пока солдаты пройдут мимо, а потом разбежался и перемахнул на соседнюю крышу. Бегать и прыгать по крышам под дождём было, конечно, не самой лучшей затеей, но зато солдаты и голов почти не поднимали, не обращая на крыши никакого внимания. Ну какой сумасшедший решится на такую акробатику? Марс усмехнулся краем рта и приготовился к следующему прыжку. Тупоголовые.
Он прошёл по крышам ещё квартал, однако до нужного места так и не добрался. Первые звоночки появились ещё на подходе — за небольшой отрезок пути, всего в пару кварталов, он встретил уже три группы военных. Такое оживление настораживало, и вскоре ему нашлось объяснение. Перепрыгнув на очередную крышу, Марс выпрямился и напряжённо замер. Квартал, где находился его основной тайник, был оцеплен. Шныряли военные, светили прожектора, стояла пара бронированных "Хаммеров". Какого чёрта?!
Спохватившись, он чертыхнулся и быстро пригнулся — стоит столбом на крыше, как идиот, прямо напротив кучи солдат. К счастью, вроде повезло и никто его не заметил — пожалуй, стоило ещё раз сказать спасибо завесе дождя. Однако дальше испытывать удачу он не собирался. Спрыгнул на покосившийся балкон с торца здания, прошёл через заваленную мусором квартиру и присел у окна, осторожно выглянув на улицу. Отсюда можно было осмотреться уже более спокойно.
Действительно, оцепили весь квартал — десятки военных в полной амуниции, с противогазами. Только не это.
Марс раздражённо сплюнул, прикинул расстояние. Окно напротив было разбито — если получится допрыгнуть, то можно будет пройти здание насквозь, а с соседнего и попасть в оцепленную зону.
Убедившись, что снайперов на крышах не видать, Марс вылез из окна и встал на карниз, благо тот был достаточно широкий. Прыжок выходил рискованный, по крыше было бы безопаснее, но с таким количеством военных под боком не стоило светиться лишний раз. С силой оттолкнувшись от стены, он перелетел через переулок и зацепился за подоконник окна напротив. Подтянулся и влез внутрь, переведя дух, прислушался. Тихо. Но лучше быть начеку. Он пробежал здание насквозь, как и планировал, а с него перебрался в следующее — одна стена дома обвалилась прямёхонько на соседнюю, образуя своеобразный мост из груд кирпичей и бетонных плит. Здесь был самый опасный участок — предстояло перебежать улицу, чтобы попасть в оцепленный квартал. Марс спустился на первый этаж, прижался спиной к стене у выхода и осторожно выглянул из проёма. На горизонте виднелись солдаты, патрулирующие улицу, — один справа, один слева. Дождавшись, пока они пройдут мимо, Марс пригнулся и бегом пересёк улицу, забежав в разбитую витрину здания, бывшего когда-то магазином. К счастью, внимание военных было сосредоточено на дальней, северо-восточной части квартала, а нужное ему здание находилось рядом, на западе. Может быть, заражение его не затронуло.
Марс снова выбрался на улицу через чёрный ход, выходящий в глухой переулок, и залез по пожарной лестнице на соседнее здание. Проник на чердак, перебежал к дальнему окну. И шокированно замер. Тот дом, в подвале которого у него и был тайник, теперь был частью гнезда. Оно раскинулось на несколько зданий — центр находился как раз там, куда было обращено основное внимание военных. Чёрт возьми, чёрт возьми! Марс скрипнул зубами и раздосадованно стукнул кулаком по раме. И когда эта тварь прорасти успела, его не было здесь всего лишь три недели! Три жалких недели, а теперь весь первый этаж здания превратился в плотоядный лес. Будь проклят этот вирус, и заражённые с ним вместе… Шум дождя прервал нечеловеческий рык — из дома напротив выбежала пара бегунов, привлечённых светом прожекторов. Один из военных — видимо, командир — прокричал что-то и махнул рукой. Стоящие за его спиной солдаты вскинули штурмовые винтовки и открыли огонь: твари не успели пробежать и нескольких метров, как автоматные очереди превратили их головы в непонятное месиво. Размозжить голову — единственный надёжный способ успокоить заражённого навечно.
Солдаты, однако, не спешили начинать штурм — стояли поодаль, выгружали что-то из БРМ. Марса осенила догадка, и он заскрипел зубами от бессильной злости — похоже, они хотят попросту взорвать это место к чертям и выжечь всю заразу. Верный метод, однако Марса это не радовало ни капли.
Весь его склад вот-вот взлетит на воздух в самом прямом смысле! Всё, всё, что он успел скопить за это время, накрылось медным тазом. В одиночку бороться с гнездом? Увольте, это чистое самоубийство. Да, у него осталось несколько тайников в городе, но это же ерунда по сравнению с запасами на складе. Так, ещё пара-тройка обойм, несколько блоков консервов и ещё разная мелочёвка. Жалкие крохи! Запас самого необходимого на чёрный день, только для себя. Там не было товара, нечего было продавать. Дьявол раздери! Марс едва подавил желание взвыть и подолбить кулаком о стену. Нужно держать себя в руках. Ещё не хватало, чтобы на шум прибежали какие-нибудь бегуны или военные.
Стоп. Должен быть выход. Думай.
Не могло же гнездо занять весь первый этаж. Наверняка должен был остаться какой-то проход. Марс пригляделся внимательней, прикидывая путь. Самым логичным было бы выбраться на крышу здания, в котором он сейчас находился, а с него — на остатки крыши того заброшенного, в подвале которого и был тайник. Пару раз уже приходилось так делать, когда патруль кружил слишком близко. Специально для этих целей он припрятал здесь, на чердаке, длинную крепкую доску — расстояние между крышами было немаленьким, не перепрыгнуть. Марс вытащил её на крышу, а оттуда перекинул на соседнюю, стараясь действовать потише. К счастью, усилившийся дождь и гром заглушали звуки. Переходить по мокрой доске было весьма опасно, того и гляди поскользнёшься. А лететь далеко, целых пять этажей. К счастью, всё прошло как по маслу и никто не обратил на него внимания: люди внизу были слишком заняты разгрузкой взрывчатки и огнемётов. Нужно было поторапливаться.
Оказавшись в заброшенном доме, он вытащил из-за пояса пистолет и потихоньку прошёл к лестничному пролёту. Самой лестницы давно уже никакой в помине не было, приходилось искать провалы в перекрытиях и сквозь них спрыгивать на этаж ниже. Иначе никак, спасибо, что хоть такой ход остался. Кирпичи и бетонные обломки под ногами крошились и осыпались, тут и там торчала погнутая арматура. Пару раз строительный мусор сыпался с таким грохотом, что Марсу казалось, слышал весь квартал. Но нет, военные не спешили сбегаться на шум — не заметили. Зато с первого этажа донеслось глухое влажное рычание. Заражённые.
Марс подобрался к провалу на втором этаже, присел, осторожно заглянув в дыру. И разочарованно застонал сквозь зубы, сжав кулаки. Гнездо заняло практически весь первый этаж! Дверь подвала внизу почти полностью заросла мутной красноватой плесенью, по полу стелился зелёный дым — пыльца. Вдобавок между уже вросших в пол мясных столбов гнёзд бродили цветочники и бегуны. Марс только в поле зрения насчитал уже пять штук первых и семь вторых, и на слух в отдалении бродило ещё как минимум столько же. Дьявольское отродье! Он в сердцах пнул стену, заскрипев зубами. Никак не пробраться, никак.
Этим он себя и выдал. Бегуны заворчали и как по команде повернули головы в его сторону. Миг — и они уже столпились под провалом, тянули руки и прыгали, пытаясь забраться наверх. Ещё бы, доставка свежего мяса прямо на дом!
Марс чертыхнулся и отскочил в сторону, рванул к приставленному к стене шкафу — с него через дыру в потолке можно забраться на третий этаж. Не стоило надеяться на высоту — этих тварей там было достаточно, чтобы образовать живую лестницу, это лишь вопрос времени. А стрелять опасно, звук выстрела военные точно услышат, и тогда уже чёрта с два он отсюда выберется. Стрельбу не спишешь на буйство заражённых. А те бесновались на первом этаже, учуяли жертву, теперь пытались добраться до неё, следуя заложенным в них вирусом инстинктам.
Не дождётесь, суки.
Марс перебрался по доске обратно на крышу соседнего здания. Спешка и нервы плохо сказывались на ловкости: он оступился два раза, а потом и вовсе поскользнулся на мокрой черепице, едва успел уцепиться за торчащий из обломка железобетонной балки штырь арматуры. Оцарапал руку, но хоть жив остался. А вот доска рухнула вниз, вызвав переполох среди бегунов и военных. Бегуны выбежали из дома на звук, солдаты открыли огонь. А Марс, вовремя подтянувшись, забрался целиком на крышу, свалился через дыру на чердак. А там уже не выдержал, глухо зарычал, ударив кулаком по полу — злость клокотала внутри, требуя выхода, он был готов взорваться в любую минуту. За первым ударом последовал второй, потом и третий — всё сильнее и сильнее. По полу вскоре стала размазываться кровь — содрал всю кожу с костяшек пальцев. Но Марс даже не обратил на это внимания.
Еды теперь нет, оружия нет, да массы полезных вещей нет! Ведь знал, знал, что надо поскорее растащить склад хотя бы на две части. Совсем немного времени не хватило. Марс взвыл, стукнулся лбом об пол. Потом разогнулся, со всей силы швырнул в стену попавшийся под руку кирпич. Тот с грохотом раскололся на несколько кусков. Да пусть хоть весь квартал слышит — Марс сейчас кого угодно голыми руками бы порвал.
Он мог год безбедно существовать, если не больше. Целый год на этих запасах! А сейчас придётся опять идти в рейд, опять копить, а еды нет, оружия нормального нет. Что там этот пистолет, ерунда. На складе у него лежал целенький Ремингтон с целой коробкой патронов, с десяток гранат и гора обойм для “Глока”. А консервы! Пара десятков коробок, он бы только на их продаже мог несколько месяцев жить, и ещё себе бы хватило. Чёрт возьми, да там было целых три газовых баллона, можно было дома расслабиться, не топить каждый раз печку, чтобы приготовить поесть, а теперь… Теперь по старинке, дровами. И эти дрова ведь ещё тоже купить на что-то надо. До первых холодов осталось всего ничего. Осень пролетит быстро, а о том, чтобы куда-то идти зимой, нечего было и думать. Снег, мороз, далеко не уйдёшь. Возможно, лет двадцать назад он бы ещё мог ночевать в сугробе, а потом бегать как ни в чём не бывало, но теперь возраст давал о себе знать. В том году уже поспал осенью на голой земле, потом неделю не мог разогнуться. До зимы, если сильно напрячься, можно успеть сделать всего один рейд. Один! За него столько не заработаешь, чтобы можно было залечь на зиму на дно. А ему нужен был отдых. Он и так весь год пахал, как ломовая лошадь, лелея мечты о спокойной зиме, чтоб хоть пару месяцев пожить по-человечески. Да вот только теперь все месяцы тяжёлого труда и риска улетели в трубу.
Марс с новой силой яростно задолбил кулаком по полу. Прекратил, только когда рука уже стала отниматься. Острая боль подействовала на мозг немного отрезвляюще, но укротить бушующую внутри ярость и разочарование была не способна. Он выпрямился и поднялся с пола. Психанув, распинал все обломки по углам, а потом отправился назад, скрипя зубами. Спустился по пожарной лестнице, пробрался по карнизу, а оттуда на крыши. Злость душила, требуя выхода, ему хотелось ломать и крушить всё на своём пути. Уже совсем стемнело, и вдобавок из-за сплошной пелены дождя ничего не было видно дальше нескольких метров. Насквозь промокшая одежда прилипла к телу, холодная дождевая вода заливалась за воротник.
Мокрый, замёрзший, злой и потерявший тайник. Не день, а сказка. Мечта. Лучше не бывает. Ещё и всю зиму задницу морозить на улицах. Марс был в таком бешенстве, что сам не заметил, как оказался у своего дома. Ему повезло — по дороге не встретилось патрулей, но он сейчас был не в том состоянии, чтобы это оценить. Единственное, чего ему хотелось сейчас, — раскроить кому-нибудь череп. Впору было жалеть, что не нарвался ни на каких бандитов.
А тот мальчишка, как оказалось, никуда не ушёл. Сидел на ступеньках, поставив подбородок на колени, и рассеянно ковырял пальцем рюкзак. Услышав шаги, он подскочил и решительно уставился на Марса, всем своим видом показывая, что в этот раз так легко отступать не намерен. Это только злило ещё больше — что же за день-то такой, ни минуты покоя.
—Ты ещё здесь? — раздражённо глянул на него Марс. Злость до сих пор требовала выхода, а тут такой удобный объект. — Жить надоело?
— Я же сказал, что никуда не уйду, пока ты не согласишься, — твёрдо возразил тот. Если бы не скребущие перила пальцы, было бы и не заметно, как он взволнован. — Мне нужно, очень нужно попасть в этот город. В этой зоне только ты сможешь меня туда провести. Пожалуйста, — он беспомощно заглянул Марсу в глаза. — Пожалуйста. Мне действительно очень туда нужно. Я ведь заплачу…
Марс поморщился, мотнул головой, вставляя ключ в замочную скважину. Набрал в грудь побольше воздуха и уже приготовился развернуться и спустить наглеца с лестницы, как в памяти всплыла соблазнительно пухлая стопка карточек. Только обещанной трети с лихвой хватило бы на пару-тройку месяцев. А уж на все… Можно будет восполнить всё потерянное и даже приобрести кое-что сверх этого. Назойливая мысль о полной обеспеченности на год вперёд снова в один момент оккупировала все мысли. Чёрта с два он бы согласился на это, но это было до того, как его склад превратился в горелую котлету. А начинать сборы с нуля… Проще сразу застрелиться и не мучиться. Он ещё не успел додумать эту мысль, как мозг уже начал прикидывать, как и у кого раздобыть снаряжение для похода подешевле. Прежде всего нужно нормальное оружие, патроны и еда. А там уж хоть к чёрту на рога. Если ещё и достать транспорт… В конце концов, он ведь уже ходил туда однажды. И даже вернулся. Подробности похода он бы предпочёл в жизни никогда не вспоминать, но факт остаётся фактом — сходил туда и обратно и остался цел. Вдруг и в этот раз повезёт.
Ну вот, он уже всерьёз планирует сборы. Будто и впрямь решил согласиться на это дерьмо.
Ведь не решил же?..
Марс сплюнул и мрачно глянул на застывшего у лестницы пацана.
— Ладно. Я согласен. Я доведу тебя до этого чёртова города.
Тот был так уверен в очередном отказе, что уже заранее запальчиво открыл рот, собираясь возразить, однако, услышав слова Марса, удивлённо округлил глаза, подавившись собственными словами. Медленно моргнул и расплылся в облегчённой улыбке. Даже глаза засияли, будто внутри него зажглась тусклая лампа накаливания.
— Спасибо.
Марс лишь раздражённо цыкнул, с силой повернув ключ в замке так, что тот жалобно заскрипел.
— Значит так. Во-первых, давай сюда свои карточки. Во-вторых, приходишь завтра вечером за полчаса до комендантского часа. Ясно? Чтоб когда будет второй звонок — был здесь как штык.
Мальчишка, всё ещё вне себя от радости, торопливо кивнул, протянул карточки. Он старался сделать серьёзное лицо, но губы всё равно упрямо разъезжались в улыбку. Марс, который и без того был не в духе, от этого только ещё больше бесился и с трудом себя сдерживал, чтобы не заехать кулаком… Куда-нибудь.
— И будь полностью готов, выходим из зоны на закате, — Марс забрал карточки, быстро пересчитал. Что ж, хватит, чтобы обеспечить себя для этого рейда всем необходимым, и даже немножко останется. — Понял меня?
— Да, — кивнул тот. А потом улыбнулся ещё шире и протянул руку для рукопожатия. — Я Рафаэлло.
— Да мне плевать, — отмахнулся от него Марс, рывком открыв входную дверь и даже не обернувшись. — Всё, вали.
Рафаэлло снова кивнул, всё ещё сияя, как начищенный чайник, подхватил свой рюкзак и быстро сбежал по лестнице вниз, пропав из виду.
А Марс не мог отделаться от мутного и очень неприятного ощущения, что только что совершил самую большую ошибку в своей жизни.





Баннер

Если захотите дать ссылку на выкладку...



Скачать фик одним документом Microsoft Word Скачать архив со всеми текстами .doc по отдельности





@темы: Внеконкурс, Команда Марс/Рафаэлло

Комментарии
2014-03-04 в 23:54 

MRF
Пейринг-Который-Нельзя-Называть


2014-03-04 в 23:54 

MRF
Пейринг-Который-Нельзя-Называть

     

Assorti Winter Wars

главная